Таджикистан.Ленинабадская область.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Таджикистан.Ленинабадская область. » все обо всем » СТИХИ ОТ АВТОРА


СТИХИ ОТ АВТОРА

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

Лиля /Лола Алиева/Бочарова
Сердце жить не хочет без любви,

Жизнь теряет смысл ,а надоль это

Шепчет мозг ты только позови

И вернется в твое сердце лето!

Чувства ,что когда то жили в нас

Не давалиспать нам до рассвета

Шепчет мозг верни его сейчас

И вернется в твое сердце лето!

Но гордыня есть великий грех

Подстрекаема каким то бесом

Говорит его ты не зови

Пусть уходит проживешь без лета

И тоской изранена душа

задыхаясь от нехватки света

Всё, молчит уже не говорит

Нету сил ,прошло наверно лето.

А надежды тоненькая нить,

Пробиваясь ,словно лучик света

Тихо шепчет сердцу ты влюбись

И вернётся солнечное лето!

0

2

АВТОР НАТАЛЬЯ ЛЕБЕДЕВА (ЯКОВЕНКО)

Течение времени нам не подвластно. Я думаю, со мною вы согласны?

Неумолимо время движется вперед. А вот общения нам так не достает. Мы вспомним юности счастливые мгновения. Их было множество, и в этом нет сомнения. Мы улыбаемся, смеёмся словно дети. Счастливей нас нет никого на свете. Вот однокурсница нашлась! Какое счастье! Плевать, что за окном все  серо и ненастье.

Её нашла я! Экая удача! «Спасибо, Господи»! – шепчу я громко плача!

0

3

Татьяна Лыкова

Прошли года,промчалися века,

И жизнь течет как горная река,

Таджики вновь свободу обрели,

И предков тех они не подвели.

Творения Айни и Лахути,

Им помогают истину найти.

Труд о таджиках всему миру дан,

Что написал Гафуров Бободжан.

Поэтов с даваних лет в народе чтят,

Стихи Лоика,Фарзоны звучат,

Мирзо Турсун-заде,Аскара,Каноата,

Талантами поэзия богата.

А балерина Малика,Хашим Гадо,

Марьям,Сайрам и царственный Ато.

На сцене образ предков создавали,

Чтоб мы их видели,любили,узнавали.

Дух Сомони народ к свершениям зовет

И в сердце каждого таджика он живет.

Хотя враги столкнули братьев в стане,

Но воцарился мир в Таджикистане.

Эпоха Возрождения к согласию ведет,

Вновь государство Саманидов расцветет.

0

4

АВТОР ЭТИХ СТИХОВ, ОТЗОВИТЕСЬ!!!!!!

И я посвятила своей детской дружбе стихи.

Мне милый мальчик снится с юных лет,

В глазах его - любовь,в руках - букет.

Душа  - алмаз, сокрытая в гранит,

Но вижу я во сне ,как он блестит!

Мы сново вместе в этом мире снов,

И взявшись за руки стоим без слов,

Небесный свет прощанье льет на нас,

А я в плену прекрасных,чудных глаз.

Проснусь,пью кофе,стоя у окна

Где много неба - я одна,

Но вдруг в мерцанье угасающей звезды

Увижу два крыла,глаза твои...

Я сново взор свой к небу обращу,

Услышать я хочу ответ, и я прошу...

И был ответ, ответ такой:

С планеты "ДЕТСТВО" - это Ангел твой!

Дорогие мои земляки! Пусть ангел детства хранит вас, где бы вы не были,и куда бы вы не уехали,ведь Ангел этот с Родины нашей

0

5

Сарвар Джураев

Не любить тебя - невозможно,
Невозможно любить не тебя.
Как без солнца не могут жить люди,
Так и я не могу без тебя.
Не могу свою жизнь я представить,
Без улыбки твоей озорной.
Об одном лишь на свете мечтаю,
Чтоб была она рядом со мной.
А глаза твои - ясные звезды,
Что по небу ночному летят.
И без звезд ведь не могут жить люди,
Так и мне очень дорог твой взгляд.
Твои волосы - это безумие,
Как стремящийся вниз водопад,
И с ума меня пусть они сводят,
И своей красотою манят...
Ты мечты моей воплощенье,
Все молитвы мои о тебе,
Пред тобой опущусь на колени,
Свое сердце отдам я тебе.
И тебе прошепчу осторожно:
"Королева, богиня моя",
Ведь тебя не любить - невозможно,
Невозможно любить не тебя.

0

6

Анна Швихлер

Друзьям

Мои давние друзья, всем вам очень рада.

И вас видеть у себя, для меня отрада.

Соберемся за столом, выпьем кружку старого,

Потом песню запоем, затянем про удалого.

О политике поспорим, под гармошку спляшем,

Побеседуем спокойно мы в застолье нашем

0

7

Таня Кирпиченко /Прусак/

Текут сквозь пальцы как вода, прожитые года,
А ты глядишь им, молча в след, куда же вы куда?
Ну, подождите хоть чуть – чуть, ну дайте разглядеть,
Какой мне надо выбрать путь, какую песню петь?
И днем, каким встречать рассвет, который для меня
Откроет двери в новый свет рождающего дня.
Прольется радугой в росе, засветиться в траве
И разольет свои лучи по всей моей судьбе.

0

8

Наталья Лебедева (Яковенко)             

О дружбе знаю я не понаслышке.

И в людях я ценю сей божий дар!

Вражды и злобы в мире много слишком.

Пусть дружба будет нам как ТАЛИСМАН!

                                                            (экспромт)

0

9

Наталья Лебедева (Яковенко)

(экспромт)

Любовь и дружба рядышком уселись

И тихо-тихо стали рассуждать.

Куда же светлые все чувства делись?

И сколько ж можно враждовать?

Ведь зависти и злобы много очень.

Они, как камень сердце точат, точат...

Куда ведь просто всем дружить, любить...

И просто...тихо...мирно жить, да жить!!!

Любовь сказала: "Мы с тобой подруги.

Нам нечего делить. Ведь правда? Да?"

И поразмыслив, как-то на досуге,

Дружба сказала: "Да, любовь моя!!!

0

10

Людмила Фогель

В чём смысл счастья,кто ответит?

И кто мне скажет,как нам жить?

Когда в окошко солнце светит,

И дети скачат во всю прыть.

Когда играют малыши в песочке,

И слышен звонкий смех вокруг.

Когда родится сын у дочки,

И встретишь ты своих подруг.

Не в этом ли людское счастье?

Покой и мир на всей Земле!

И пусть покинет вас ненастье,

И Голубь Мира прилетит к тебе.

Как мало нам для счастья надо :

Всего лишь мира и добра,

Чтоб не взрывалися гранаты,

И жизнь спокойною была!

0

11

Людмила Фогель

Рождается строка у каждого из нас в душе

Лишь вспоминаем город  мы родной.
Хоть разбросала нас судьба по всей Земле,

Живём мы в вертуале все семьёй одной!
Как тесен мир,твердим мы снова,

Когда в инете видим вновь знакомое лицо,
Встречаем мы случайно фото города родного

И с болью в  сердце вспоминаем мы его.
И льются вновь строками слёзы

На чистый лист экрана моего
Хоть не растут в краю моём берёзы,

Арче пахучей я посвящаю песнь свою!

0

12

Виталий Логвинов

БЫТЬ МОЖЕТ МРАЧНОВАТО И НЕ В ТЕМУ. ОТ ЛИЦА МУЖЧИН.

Нам запрещает Общество Природы,срывать запретные плоды,

К тому же мы не той породы чтоб грабить юные сады.

Нам только падшими питаться иль до кого рукой подать.

А вами молча любоваться и никогда вас не срывать.

Но сердце учащённо бьётся, быть может через пару лет.

Нам в лапы хищные сорвётся такой пленительный ранет.

0

13

Гала Путнина

Облака точно птицы парят в вышине.
Так легко и свободно кружат в синеве.
Их мечты в золотистых лучах проплывая,
Безмятежный покой на всё навевают.

И стоишь, заворожено в небо глядя.
Птицей-облаком ты представляешь себя.
То песчинкою был в этом жизненном море,
А теперь вдруг иное постиг в небесном просторе.

Неужели, поднявши однажды глаза,
Ты по-новому НЕБО увидишь, увидишь СЕБЯ?
С острой болью поймёшь, как суетны мы?
Что не ведаем главного, для чего мы на Землю пришли…

Пустякам огорчались, обижали друг друга.
Бесконечные войны вели мы по кругу.
Для чего убивали, травили и жгли?
Неужели так слепы и глухи все мы?

Облака улетают, их мечты остаются:
Светом надежды в сердцах отзовутся.
Понимаешь в такие мгновенья всегда,
Что прекрасен и хрупок наш мир, как мечта.

0

14

Гала Путнина   *ЧИХАЮТ ВСЕ*

Что происходит со мной? Я не знаю.
Бреду я по улице и непрерывно чихаю.
Простыла некстати. Что за досада?
Погодка ужасная – дождь и прохлада.

Собака, промокшая, возле дома чихает.
Мордой трясёт и тоскливо на лужи взирает.
Видно, несчастная псина и та нездорова.
Автомобиль, проезжая, чихнул вдруг мотором.

Ого! Я чуть зонтик не уронила –
Сегодня чихает даже машина!
А тут на кусте чихнула сорока.
Да что ж происходит? Скажи, белобока!

Небо громом чихает на всех с высоты.
Чихают прохожие, раскрывая зонты.
Бабушка внуку нос платком утирает.
Есть кто-нибудь, кто сейчас не чихает?

Точно! Я вижу - в поцелуе застыли влюблённые.
Под дождём без зонта, счастливые, окрылённые.
И вдруг осенило!!! Разобрал меня смех –
Они тоже чихают, но на всё и на всех!

0

15

Гала Путнина

Я смотрю на огонь - там танцует мечта.
Пламя скачет и пляшет.
Я теперь не твоя! Не твоя и ничья!
Я - свободна, как небо! И, значит..

Захочу и сгорю в этом пламени, точно угли.
Дотанцую лишь танго прощальное
      нашей любви.
Разлечусь я на искры в сумасшедшем огне.
В вихре огненном, страстном
      станет радостно мне!

Пусть сгорают печали, обиды, страданья,
недосказанные слова и бесплодные ожиданья!
И в золу превращаются боль, бесконечные муки..
Я из пепла, как Феникс, воскресну!! А руки..

Руки в крылья мои обратятся!
Научусь я дышать,с небом снова общаться!
Заиграют все краски
      буйством жизни - чудесного пира!
Для тебя - умерла я...
      Воскресла для Нового мира!

0

16

Гала Путнина

Желанье своё я звезде загадала.
Любви я взаимной хочу - прошептала.
По небу ночному звезда покатилась
И больно о землю в осколки разбилась.
Они разлетелись повсюду в саду.
Искрами вспыхнули и зарылись в траву.
Ветер нежно погладил меня по глазам:
«Не смотри на осколки, предаваясь мечтам.
Не проси ты у неба любви никогда –
Ничего в ней не смыслит даже звезда!»

0

17

Гала Путнина

Друг мой милый, не печалься!
Всё пройдёт, не огорчайся.
Высохнут слёзы и горе утихнет.
После дождя радуга вспыхнет.

И любовью вновь задышишь.
Песни ветра ты услышишь.
В сердце радость возвратится -
Будешь жить и веселиться.

Если скажешь: «Жизнь не вечна,
И она пройдёт, конечно…»
Что ж, печали в этом нет –
Всё проходит. В чём секрет?

А секрет совсем простой –
Нету смерти НИКАКОЙ!
Всё проходит, всё меняется:
Не умирает, а вновь рождается.

0

18

Гала Путнина

Белоснежные стайки снежинок весёлых
С утра развлекают ранних прохожих.
Садятся на плечи, на руки, на волосы
И взрослых смешат, задавая вопросы:

«Ждали? Скучали?» Ну, кто ж вам ответит?
Рады, наверное, только лишь дети.
Ладошки свои подставляют и щёчки,
Словно воробушки щебечут, лопочут.

Зима так нежданно сегодня пришла.
Снежинками-птичками налетела она.
Зелёный ковёр из травы взволновала:
Хлопьями снежными пощекотала.

Солнце решило напомнить зиме:
Рано, подруга! Возвращайся к себе!
Осень у нас погостить обещалась.
К нам на этюды давно собиралась.

Пусть нам неспешно картины рисует.
Дождём ворожит, над природой колдует.
В золото, пурпур оденет леса,
Прозрачными сделает небеса.

Тогда возвращайся снежинками белыми.
Коврами поля застилай белопенными.
Узором волшебным отразись на окне.
И сказки метелью расскажи детворе.

0

19

Гала Путнина

Имя твоё я шепчу – приходи!
Вновь и вновь повторяю без счёта – приди!
Я в плену погибаю, сгораю в огне,
Умираю я в муках желанья к тебе.

Имя твоё – заклинанье моё.
Имя твоё – наслажденье моё.
Я дыханье твоё хочу ощутить.
Я как воду в пустыне хочу его пить.

Пить и пить в поцелуях твоих бесконечно.
Каждый глоток. Сладко. Медленно. Вечно.
Утонуть в аромате волос навсегда.
Твой запах пьянящий – дурман для меня.

Руки сильные, нежные вижу твои.
Это муки сладчайшие – объятья твои.
Я хочу трепетать в них, стонать и взрываться!
Каждый раз, от любви умирая, рождаться!

0

20

Гала Путнина

Имя твоё я шепчу – приходи!
Вновь и вновь повторяю без счёта – приди!
Я в плену погибаю, сгораю в огне,
Умираю я в муках желанья к тебе.

Имя твоё – заклинанье моё.
Имя твоё – наслажденье моё.
Я дыханье твоё хочу ощутить.
Я как воду в пустыне хочу его пить.

Пить и пить в поцелуях твоих бесконечно.
Каждый глоток. Сладко. Медленно. Вечно.
Утонуть в аромате волос навсегда.
Твой запах пьянящий – дурман для меня.

Руки сильные, нежные вижу твои.
Это муки сладчайшие – объятья твои.
Я хочу трепетать в них, стонать и взрываться!
Каждый раз, от любви умирая, рождаться!

0

21

Гала Путнина

Водит грустною кистью печаль
на холсте из дождя и ветра.
В красно-жёлтых тонах окрашена даль.
Это осень рисует расставанья портреты.

Покидает деревья листва золотая,
шелестя на ветру и в дождинках сверкая.
Стелется шёлком ковра по земле,
во снах забываясь, предаваясь мечте.

Рябина в лесах, как костёр, догорает.
Словно прощальный привет посылает
тем журавлям, что плывут в вышине
в дальние страны навстречу судьбе.

Как я хочу улететь вместе с ними
в край, где тоскует и ждёт мой любимый.
Осень, прошу, нарисуй ты меня журавлём
в этом небе высоком с любимым вдвоём.

0

22

Гала Путнина

Обними меня сильно…До боли…
И дыханьем своим поцелуй подари.
Прикасаясь ресницами, лиши меня воли.
Обожги поцелуем ещё, а потом на мгновенье замри.

Как томительно сладко, до потери сознанья
быть в объятиях сильных и жарких твоих.
Трепетать, задыхаясь от страсти желанья.
Бесконечно тонуть в глубине твоих глаз голубых.

Обними меня нежно…До грусти…
Я дыханьем своим поцелую тебя.
Никогда мы с тобою вместе не будем.
Это – сон мой прекрасный. А ты – лишь мечта.

0

23

Гала Путнина

Прошу тебя – не исчезай.
Не уходи из этой жизни.
Одну меня не оставляй.
Мир без тебя – лишённый смысла.

Зачем мне солнце, море, горы,
Весь мир людей, их разговоры?
Коль это ты оставишь всё,
и мне не нужно! НИЧЕГО!

Я знаю, смерти нет на свете.
Нас здесь продолжат наши дети.
Частичка нас останется в сём мире,
где повстречались мы, страдали и любили.

Да, смерти нет. Я это точно знаю.
Мы тело, как одежду, примеряем.
И странствует душа без постоянства
во временах, меняя лишь пространство.

Хочу с тобою быть всегда.
Не разлучаться – даже ненадолго.
Не покидай меня, любовь моя!
Разлука – так мучительна, так больна.

И если первым отправляешься ты в путь,
не забывай! Возьми меня с собою.
Куда бы не пошёл ты – только БУДЬ,
ни на мгновенье не разлучаяся со мною.

0

24

Гала Путнина

Я - ветер, мой друг.
Ты - листва.
Я касаюсь, вплетаюсь,
я ласкаю тебя.

Каждый листик люблю
нежно гладить, играть,
и слова тебе сладкие
тихо, томно шептать..

Шелестишь ты в ответ
на ласки мои.
И тихонько дрожишь,
изгибаешься ты..

Мы касаемся сердцем,
дыханьем своим.
Нам томительно сладко
в этот миг быть двоим.

Я волную тебя,
ты волнуешь меня.
И нежно мне шепчешь:
"Забери навсегда..

Унеси ты далёко..
Закружи, залюби!
Полетим мы высоко
прочь от этой земли..

И никто нас не сможет
с тобой разлучить!
Будем вечно в полёте
друг друга любить!"

0

25

Гала Путнина

Ты говорил: "О чём мечтаешь,
когда глядишь в своё окно?"
И я задумалась..Не знаю..
Мечтаю..Вижу..Всё не то..

Я часто птицей представляю
себя..Свободной и большой.
Лечу и небу подставляю
своё лишь сердце и крыло..

Лечу домой - лечу я в горы..
Лечу я в небо, в синеву.
И вижу дальние просторы,
изгибы речек..И весну..

Я так свободна! Так беспечна!
И так я счастлива в тот миг,
когда полёт и шелест крыльев
мне заменяют целый мир!

И всё искрится и сверкает!
И воздух пьяный, как вино.
Восторг! Любовь я ощущаю!
..Стою..Смотрю в своё окно..

0

26

Гала Путнина

Я так люблю вишни в цвету -
белоснежных цветов наважденье.
От их аромата - точно в бреду.
А в сердце - весны томленье.

Ты будто пьянеешь слегка..Ну и что?
Ветер доносит жужжание пчёл,
пение птиц и журчанье воды -
звуки волшебные, и, конечно,- мечты..

И жили бы так. Вдыхали любовь и весну,
наслаждаясь ароматом вишнёвого сада..
Война налетела, оборвала цветы и мечту.
Разбила нам сердце и дом отобрала.

Живём на чужбине. Другой у нас сад.
И пчёлы - совсем другие.
"Кто вы?"- нам люди теперь говорят.
Мы - птицы, которые рвутся назад.
Но крылья у нас - больные.

И снятся, и снятся нам вишни в цвету
в далёком прекрасном городе.
Друзья и соседи.. И пчёлы в саду..
Высокие горы..И песни Далера о Родине..

0

27

Из поэмы Александра Петровича Войченко

Вот в кадре город над рекой,

Восточный город, плоскокрыший.

Под сенью их царит покой,

И даже пенья птиц  не слышно.

И холм высокий крепостной,

И стены крепости, что в парке,

Объяты сонной тишиной,

Из гор струится ветер жаркий.

Бурлит и пенится река,

За нею горы в дымке  чудной.

Вот-вот сюда издалека

Причалит караван верблюдов.
Восточный город ,как мираж,

Застыл над чистою рекою.

Весь этот сказочный пейзаж

Аллах создал своей рукою.

Здесь Македонский с войском был,

Через века пришли арабы.

И хан монгол его добыл

В бою кровавом и ограбил.

Но город жил,с колен вставал,

И при монгольском хане диком

С оружьем гордо восставал

Он под рекой Тимур-Малика.

Нередко здесь вели бои

Родные братья меж собою.

И русский царь войска свои

Прислал свои - и стихли бойни.

Потом пришли большевики

И здесь создали школы, вузы,

И древний город у реки

Стал, как жемчужина в Союзе.

Прийдя из глубины времен,

Он к настоящему моменту,

Сменивши несколько имен,

Остался юношей Ходжентом.

На древнем шелковом пути

Расцвел чудесный этот город

Ему еще века цвести.

Он будет вечно жив и молод.

Он будет жить, пока живет

Его народ на этом свете...

Наталья Нарбекова-Войченко: Там есть и дальше, но это уже личное.   Его поэма называется "Исповедь переселенца 1998 года, внука переселенца второй половины 19 века"

0

28

Алишер Киямов, таджикский поэт, живущий в Германии

НА ИСХОДЕ ОСЕНИ

Пропыленный декабрьский сад,
чьи деревья каркасно пусты,
бледно-пепельной выси распад -
глинокожие всюду листы...

Листья... линии жилок густы -
виноградник-младенец, а тронь -
истонченные явит персты,
вдруг иссыпавшись, свиток-ладонь...

Листья-саваны - промельки крыл
поглощающей всё глубины -
вот и посохи старцев
могил
     занесённой приметой видны...

...Только дождь налетит, обнажив,
сюда спрятанный вечный вопрос -
посох слова - телесный алиф
усечённой керамики поз...

И увидишь сквозь наледи слез
на пороге бесснежной зимы
цветники предрассветные роз
восстающим бутоном чалмы.

0

29

Сергей Мигунов. Таджикский блокнот 

Московскому и Душанбинскому ДШ посвящается…

* * *

Вот снова по тропам мы в горы уходим,
И взмокшие спины нам соль разъедает,
И каждый надеется в этом походе,
Что будет удача сопутствовать с нами.

Припев:
Разорванный парус наполнится ветром,
И ляжет на плечи твой выцветший ранец —
Поднят по тревоге, и снова в дороге
Десант пограничный - «Летучий голландец».

За год с небольшим мы друг друга узнали,
Не раз за тот срок нас судьба потрепала…
Ты вспомни, братан, как в окопах стояли
Под грохот «эРэСов» и скрежет металла…
Ты вспомни о тех, кто уже не вернутся
Из дышащих смертью предгорий Памира,
И больше не смогут друзьям улыбнуться
В своих оцинкованных строгих мундирах.

Припев.

Давайте же свято хранить нашу дружбу,
Рождённую болью на южной границе,
Где в касках ребята выходят на службу
И пыль от винтов под «бортами» клубится.

Припев.

Июль 1995 года.

* * *

Опять в ночи раздастся гулким шумом
Ботинок стук по взлётной полосе…
Твой каждый шаг давно уже продуман
И ждут «борты» в готовности лететь.
Запрыгнув в люк, ты на одно мгновенье
Вдруг обернёшься, взгляд ища родной,
И, молча, пожелаешь ей терпенья -
Той, для которой стал уже судьбой.
Приказ на взлёт и, наклонившись рогом,
«Вертушки» набирают высоту…
Ты по-привычке выдыхаешь: «С Богом!..»
Удачи, брат, вперёд! Нас горы ждут!

Июль 1996 года.

* * *

За окном снова ночь, и апрельские ветры гуляют,
Выдувая тепло из обжитого нами жилья,
Спят ребята в палатках, в «буржуйке» огонь догорает,
Я сижу у огня и опять вспоминаю тебя.
Как вы там без меня, уж привыкшие к частым разлукам,
Как дочка — малышка моя — в садик ходит, иль нет?
Что поделать, коль выпало так нашим верным подругам -
Ждать мужей и с надеждой встречать приходящий рассвет.
Завтра утром «борты» нас на дальние точки закинут,
И мы выполним всё, что потребует новый приказ.
А когда от «эРДэшки» избавлю уставшую спину,
Я в минуты свободные вновь буду думать о вас.

Апрель 1996 года.

* * *

Ранец за плечи, и снова в руках автомат,
В горы уходят «борты», унося нас с собой,
В серой дали остаётся Московский отряд,
А вместе с ним тишина и покой…

Припев:
Ты не грусти о том, что далеко твой дом,
Ведь впереди нас ждёт вовсе не летний гром,
Пусть тяжело порой, пусть изнуряет зной,
Лучше давай споём с тобой.

Где-то у речки забросят опять наш десант,
Мы под прикрытием ночи уходим в рассвет.
Снова решимость к победе в лицах ребят
И за себя, и за тех, кого нет.

Припев.

И, отработав задачу на полные сто,
В свете заката вернёмся на «блок», не спеша,
Нас не сломали ни горы, ни соль, ни песок —
Помним всегда, что служим в ДэШа.

Припев.

Июль 1996 года.

* * *

Устало солнце и ушло за перевал,
И стали звёзды выплывать на южном небе…
Кто не был здесь, быть может, много потерял,
А может быть — и к лучшему, что не был.
Но нам с тобой уже забыть не суждено
Дувалы, «блоки», эти горные дороги
И тех парней, которым было всё равно,
Проявят ли о них свою заботу боги.

Припев:
В Таджикистан с тобой нас бросила судьба.
Таджикистан мы не забудем никогда.
Когда поднимем дома полный мы стакан,
То вспомним всех, в чьей жизни был Таджикистан.

Здесь, как и водится, российских нет красот,
И кое-где ещё снега лежат в июле,
А иногда бывает, день похож на год,
И, словно мухи, через Пяндж летают пули.
Но мы гордимся нашей дружбой боевой,
Что в передрягах не один раз выручала
И, если повезёт, вернёмся все домой,
Ведь и на родине забот у нас не мало...

Припев.

Июль 1996 года.

* * *

Ты сейчас далеко, у Тянь-Шанских хребтов,
И, наверно, давно уже спишь,
А, быть может, не спишь, молча смотришь в окно,
В эту летнюю, звёздную тишь.
И я тоже не сплю, и смотрю в темноту,
Уголёк прикрывая, курю.
И мечтаю о том, как с тобою вдвоём
Будем вместе встречать мы зарю…

Припев:
Мы уходим с тобой по ночной мостовой
К разведённым мостам на Неве.
Нет забот и тревог, лишь трамвайный звонок
Возвещает о новом нам дне.

Под таджикской луной расстелился туман,
Прикрывая границу собой,
Крепко ствол автомата сжимает рука,
И забыла душа про покой.
Смысл жизни такой, пусть не каждый поймёт,
Ведь приходится чаще мечтать.
Верь, что время придёт и наступит черёд
Нам с тобою мечты воплощать.

Припев.

Июль 1996 года.

* * *

Опять командировка, и ждёт граница нас,
Урчат у КПП моторами «КАМАЗы».
Закончена посадка, отдан на марш приказ,
И в предрассветной мгле мы покидаем базу.
Разгрузка, автомат, потрёпанный «эРДэ» —
В десантно-штурмовой набор давно стандартный,
Удобен для работы практически везде,
Куда б ни завели тактические карты.
Московский или Пяндж, Хорог иль Калай-Хумб —
Участок не имеет, в общем-то, значенья,
Когда с тобою рядом надёжный, верный друг,
Проверенный не раз во временном теченьи.
Растаял Душанбе в тумане за горой,
Нам подмигнув с тобой столичными огнями,
Пойми, что выбор сделан, гордись своей судьбой
И теми, кто опять сегодня рядом с нами.

Январь 2001 года.

ПИСЬМО С ГРАНИЦЫ.

Мы опять далеко друг от друга, что поделать — такая судьба:
Ты — моя боевая подруга, по-гражданскому просто — жена.
Но различие слов этих всё же обыватель простой не поймёт,
Потому что здесь год на границе за три года обычных идёт.
Как мне хочется быть с тобой рядом, целовать и детей обнимать,
Говорить слова нежные взглядом, оправдания службе искать…
Хотя знаю, что ты не поверишь обещаниям честным моим,
Ведь давно уже, всё понимая, ждёт меня после выездов сын.
Верю, что понимаешь: так надо, и судьбу не жалеешь свою,
Потому я спокойно в нарядах пограничную службу несу.
Нам сказали, что скоро замена, мы считаем теперь каждый час.
Ведь разлука с любимыми — это самый сложный на свете приказ.
А пока пожелай мне удачи в этом ратном нелёгком труде,
Чтоб вернулся домой в час назначенный со щитом, а не на щите.
Часть ворота откроет со скрежетом, и колонна, вздохнув, заползёт,
Мы вернёмся к своим самым нежным,
К самым-самым мы скоро придём...

Февраль 2001 года.

0

30

Поэтический сборник "Звезды над Пянджем" 

Сергей Игонин. Ефрейтор, ансамбль песни и пляски пограничной группы.

ЗА ТЕХ, КОГО С НАМИ НЕТ.

Тех, кого с нами нет,
Не настигнет весна.
Налетая на берег,
Разобьется волна.

В этой бездне страстей
Пьем за тех, кого с нами нет...

Вновь слеза упадет
И застынет смолой,
Разорвется душа,
Отзовется тоской.

Что судьбой суждено,
Не изменит никто.
Что у нас впереди,
Угадать не дано.

В этой бездне страстей
Пьем за тех, кого нет.

Александр Доронин. Рядовой запаса.

ЗА ГРАНИЦЕЙ - АФГАН.

Над горами клубится
Липкой дымкой туман,
Делит горы граница
На Союз и Афган.

Тонет солнца багрянец
В каменистом горбе,
Обжигает “афганец”
Сквозь пятнистый ХаБэ.

Винтокрылая птица,
Писем сладкий дурман.
Вьется Пянджем граница,
За которой Афган.

Ливни злые, косые
Студят баночный суп.
Далеко до России
БэТээРам мангрупп.

На Ивалке склонится
К обелиску тюльпан.
Рядом лента границы,
За границей – Афган.

Вновь по вою сирены
Ты одет и обут.
“Братья” из-за системы
Мирно спать не дают.

Вновь на плечи ложится
Повседневный наш груз,
Что бы спал за границей
В серой дымке Союз.

* * *

Мы уходим, сминая сапогами росу,
К среди горных вершин, расплескавшейся сини.
Нам не встретить уже дома эту весну,
Не вдохнуть глубоко горький запах полыни.

Нам еще целый год, мирно дома не спать,
Молча гладить рукой теплый ствол АКаэСа.
В эРПэГэ и дозорах камуфляжи трепать,
Далеко от рябин и соснового леса.

Но, я верю, однажды вверх поднимут нас “ТУ”
И от этого сна, навсегда мы очнемся.
Ах, как хочется мне закричать в пустоту:
“Ждите нас! Мы вернемся, вернемся, вернемся!”

* * *

Крики пъяноголосые
Над кипящей толпой.
Автоматчики рослые
Перед ними стеной.

Автоматная очередь
Колет хрупкий наш мир,
Прочертив над обочиной
Трассерами пунктир.

Кто-то в землю уляжется
Со свинцом в голове,
Алой кровью размажется
По зеленой траве.

Автоматная очередь,
Сорок граммов свинца.
Ах, как очень мне хочется,
Дотянуть до конца.

Все пройдет и забудется,
Отойдя в никуда.
Газировка на улицах,
Как живая вода.

Жизнь по рельсам покатится,
Легче станет тебе –
Рядом девушки в платьицах,
А не парни в ХаБэ.

* * *

Трехэтажного мата
Кружит водоворот.
Нас кидают куда-то
По команде: “Вперед!”

Но не зрелищ и хлеба -
Мира просит душа.
Просит чистого неба
Под “бортами” ДеШа.

Неба звездного купол
В клочья рвут трассера,
И, наверное, глупо
В то, что верил вчера.

Трехэтажного мата
Кружит водоворот.
Нас кидают куда-то
По команде: “Вперед!”

* * *

А нас опять переодели в хаки,
По два комплекта выдали БэКа.
Осталось три минуты до атаки,
До нового короткого рывка.

Сегодня в горы брошены заставы,
Нештатного Московского ДеШа.
И мы с тобой в преддверье вечной славы,
Лежим, вжимаясь в землю не дыша.

Осталось две минуты до атаки,
И снова эхом нас накроет бой.
А на земле лежат ребята в хаки,
Которым очень хочется домой.

Иван Красильщик. Старший прапорщик, Ишкашимский пограничный отряд.

* * *

Мы выбрали сами свой путь,
Вторым домом стала граница,
И в стужу, и в зной службу несут
Пограничники на границе.

Горы Памира, калининград,
Святых рубежей частицы,
Кто здесь не бывал, тот нас не поймет,
Как может покой только сниться.

Взметнется красная ракета с фланга,
И по тревоге поднимется наряд,
Солдаты знают, чтоб страна спала спокойно,
Они должны границу охранять.

Здесь каждый чтит память отцов,
И помнит героев граница,
Кто насмерть сражался за честь и за мир,
Чьи в памяти каждого лица.

Брестская крепость, Владивосток,
Святых рубежей частицы,
У каждого в памяти их имена,
Кто подвиг свершил на границе.

В коротких снах мы видим дом,
Поет соловей над рекою,
И мы просыпаемся с тем, что должны
Сберечь эту песню с тишиною.

И вновь на границу, и снова в дозор,
И Родина нам доверяет
Святые частицы, рубеж боевой,
И мы их свято охраняем.

Евгения Дробышева. Служащая, ансамбль песни и пляски пограничной группы.

* * *

Весна стучится в окна
Дождем и ветерком.
Откройте двери, окна...
Пустите скорей в дом.
Я так спешила к вам сюда,
Прогнала холода,
тоб вы забыли про тоску
И встретили меня.
Я нашепчу вам о тепле,
О таинствах земли.
Я принесла надежду вам
И много так любви.
В подарок принесла
Цветы и пенье птиц,
Чтоб вашей радости сейчас
Не было б границ.

ОСЕНЬ.

Опять нас посетила осень.
Хрустальной тишиной звенит,
И по невидимым дорожкам
Сухой листвой ковер лежит.
В лесу старинном пахнет прелью,
Грибами, свежестью дождя,
А паутинки обвивают
Лучами нежными тебя.
Той красотой завороженной
Не в силах взгляд свой оторвать,
Ну что еще бывает лучше,
Чем эта божья благодать?
Та, что всегда тобою движет
И вдохновляет, и манит,
А вдохновение не дремлет,
Увиденным тем дорожит.
Кто ценит красоту и вечность,
В искусстве, творчестве он не умрет,
И время лучшее к нам, несомненно,
С тобою обязательно придет.

СИЛА СЛОВА.

Можно словом возвысить,
А можно убить.
Можно дать им надежду,
Можно жизнь им продлить.
Слово лечит и губит,
Слово жжет и ласкает,
Слово знанья дает
И тоску убивает.
Сила слова велика,
Сила мысли важна.
И для всех нас, живущих
В этом мире, нужна.

* * *

Цветет акация в саду,
Наполнен воздух ароматом.
К тебе я на свидание иду,
Окутанная розовым закатом.

* * *

Что такое "бабье лето"?
Это листья и цветы,
Позолоченные краски
И надрывный звон струны.
Это - нега, это - радость,
Это - ценность жизни всей,
Что прошедшими годами
Отдавала сердце ей.
Размышляя и мечтая,
Я колдую над судьбой,
И, конечно же, хотелось
Мне бы стать совсем другой,
Но над нею я не властна -
Я не бог и не герой,
Просто дан для жизни этой
Мне отрезок временной.

* * *

Тройка удалая скачет по равнине,
И качает ветер ветки на рябине.
А рябина стройная, будто улыбается,
От прикосновения ярко загорается.
Он рябине шепчет нежные слова,
Что любовь прекрасна и всегда права.

Андрей Николаев. Младший сержант запаса.

МОСКОВСКИЙ ПОГРАНОТРЯД.

Жаркие пески, древняя страна,
Войн кровавых в схватках отголоски,
Мы тебе близки, мы твои друзья,
Наш родной погранотряд Московский!

Ты стал нам близким и родным
Вдали от суеты столичной,
И эту песню посвятим
Тебе, Московский, пограничный.
Ты научил нас жизнь любить
По-настоящему, красиво,
А если нужно, положить
Живот за матушку-Россию.

Ты научил ценить друзей
И в трудный час всегда быть вместе,
Быть верным Родине своей,
Присяге, Доблести и Чести!
Ты научил нас жизнь любить
По-настоящему, красиво,
Но, если нужно, положить
Живот за матушку-Россию.

Ты научил ценить друзей
И в трудный час всегда быть вместе,
Быть верным Родине своей,
Присяге, Доблести и Чести!
Ты научил нас быть собой
За годы пограничной службы,
Мы крепко связаны с тобой
Мужскою, нерушимой дружбой.
Учил служить, не ждать наград,
На благо Родины и силой
Нас наделил! Тебе отряд,
За это дружное «спасибо»!
С тобою мы - одна семья,
И даже в суете столичной
Мы будем помнить про тебя,
Отряд Московский, пограничный!

Александр Гусев. Подполковник запаса, служащий Отдельного батальона связи пограничной группы.

ПРОЩАЙ, АФГАНИСТАН.

Последний батальон уходит из Кабула,
На взлетной полосе гудит последний ИЛ.
Дымами дизелей дорогу затянуло,
Прощай, Афганистан, который я любил.

Оставили друзей наедине с врагами,
Оставили врагов с судьбой наедине,
Одни убьют других, потом погибнут сами
На недобитой нами горестной войне.

С лихвой оплачен долг наш интернациональный,
Не посрамили мы советскую страну,
И все же иногда оглянемся печально
На брошенный Кабул, предчувствуя вину.

Война была войной, не лучше и не хуже,
Что тысячи других в иные времена,
В пустынях жгла жарой, в горах губила стужей
И девять с лишним лет стреляла в нас она.

Последняя колонна от аэродрома
Идет на Чарикар и дальше на Джабаль,
Перемахнем Саланг и завтра будем дома,
Прощай, Афганистан, которого мне жаль.

ГЕРОИ УХОДЯТ В ВЕЧНОСТЬ.

В час передышки в затишье боев
Мы вспоминали прощанье без слов.
Как провожала слеза матерей,
Как был понятен им взгляд сыновей.

Потом, слезами к жизни мы шли,
Не выживали лишь те, что ползли.
Их единицы, кто трусость скрывал,
Тех большинство, кто там не стонал.

Кто - то страдает от горя войны,
Кто - то кричит: "Зачем вы пришли?"
Мы долг свой отдали и честь сберегли,
Чтоб страха не знали дети страны.

Герои уходят в вечность, но слава она...
В сердцах останется тех, кто был с нами тогда.
Стрелою время проходит, но память жива,
И много лет кровью стонет война, что прошла.

РАНЫ БОЛЯТ ВСЕГДА.

Сто дорог, сто путей разбросали друзей,
Их следы затерялись на пути в рай из ада,
Но судьба не беда, жизнь не вся ото зла,
Раздарила она по России года, наши года.

Да, война не игра, может выжечь дотла
Или просто убить душу солдата.
Только когда боль залечат года,
Возвратят ли назад то, что съела война
В наши сердца, сердца…

Тем невдомек, кто войну в вещмешок
Завязал в узелок, а она бродит рядом.
Ведь война иногда может жалить, когда
На висках седина, раны болят всегда, всегда…

Боль заглушить, на двоих распить,
Память за столом делим мы вдвоем.
Радость велика, да встреча нелегка.
Помним мы о них, кто в земле затих.

Мария Дербенева. Служащая.

О, РУСЬ МОЯ!

О, Русь моя, мне мать родная!
Ты - песня, сказка, доброта...
И нет нигде милее края,
Ты - любовь и красота...

Твои поля, леса и реки
Живут во мне так много лет!
В моей душе ты, Русь, навеки,
Ты во мне как божий свет!

Тебя в стихах я прославляю,
Тебе я сердце отдаю.
Другой такой страны не знаю,
О, Русь моя, тебя люблю!

Владимир Меркушин. Полковник, Московский пограничный отряд.

* * *

Распустились цветы - недотроги.
Солнце землю согрело опять.
Молодые красивые боги
Не желают идти воевать.
По зиме, когда вьюга кружила,
Горном пела призывно в трубе,
Рвалась на люди злобная сила
И хотелось плутовке - судьбе
Шлепнуть сзади, спины чуть пониже.
А теперь? Что случилось теперь?
Стала кровь молодецкая жиже,
Иль предчувствие гложет потерь ?
Нае азарта в глазах васильковых,
Стонут в ножнах стальные мечи.
О сраженьях, походах суровых
Не желают мечтать силачи.
Грач...Весенняя глупая птица,
Если б знал ты, что видом своим
Дал ты повод такому случиться,
Что не было под силу другим.

* * *

Идет война. От южных рубежей
Расходятся оружия потоки.
На рубежах солдаты кормят вшей
И матерят обозы в "уоки - токи".
Империя не верует в конец
Самой себя. И новодел - патриций
Кладет без сожаленья под свинец
Чужих детей за золото провинций.
Рим третий догоняет первых два
По алчности чиновников ко злату.
Одна с другой не дружит голова,
Но обе между тем летят к закату.
С горячкой спорит, кто белее, царь.
Дворовые воруют под сурдинку.
Царю бы топнуть на них всех, как встарь.
Да дернуть к Коле "залабать "Калинку".
Ан, сил уж нет ни топать, ни "лабать".
Бессонница химер терзает ночью.
Так все невнятно, что не разобрать,
Который Брут быстрей свой нож отточит.
Пугают тени прошлого себя,
Придворный шут глумится за спиною.
"Все кончено, Галл Юний, для тебя.
Империя уж сыта тобою."

* * *

Настало время уклоняться от объятий
И собственной свободой дорожить.
Настало время для себя пожить
Вдали от суеты мероприятий.
Не разрывая с близкими, уйти
От близости, дающей лишь усталость.
Пусть будет позже одинокой старость,
Но каждый свой обязан крест нести.
Настало время...
Так предки уходили в монастырь,
При жизни с жизнью связи обрывая,
В далеких скитах душу обретая,
В молитвах, забывая про цифирь.
Душа проста и хочет простоты.
Ей ни к чему увертки и уловки,
Как бы по жизни не были мы ловки,
Всегда просты у финишной черты.

* * *

Выпей за меня в своем далеко.
Мне сегодня стало тридцать семь.
В тридцать семь быть без тебя жестоко.
просто смерть - быть без тебя совсем.
Плачешь? Ты не плачь,глаза краснеют,
Отдавая слезы небесам.
Небеса ценить их не умеют,
Как ценить я не умел их сам.
Расстояние выросло по карте,
Но душа моя всегда с тобой.
Вечно. как слова на старой парте:
"Ты плюс я равняется любовь".
Не проходит дня, а часто часа,
тобы я с тобой не говорил.
Где ты, с кем ты, девочка из класса?
Та, что я всю жизнь боготворил.

* * *

Милая, уж сколько минуло
Порознь прожитых лет?
Сколько друзей нас покинуло?
Сколько постигло нас бед?
Где ты, мое Одиночество?
С кем? Вообще, ты хоть с кем?
Вилимо, чаще по отчеству...
Носят котомки проблем...
Шьешь, защищаясь от Времени,
Учишь английский язык.
Колом сидит в моем темени
То ли твой взгляд, то ли крик.
Запах перрона вокзального,
Шум, канитель, толчея.
Задник для акта финального
Пьесы "Живи без меня".
Я не прошу у Всевышнего,
То, что не в силах он дать.
Вздоха с тобой рядом лишнего
Мне у судьбы не отнять.

* * *

Нет слов. Нет робости. Нет смелости. Лишь жест.
Его понять - быть приобщенным к тайнам.
Приходит поздно и уходит в шесть.
И все вокруг становится случайным.
Случайно наблюдаю из окна
Мельканье желтое меж серыми домами.
Случайно позже вижу, как одна
Терзает шторку тонкими руками.
Случайно вижу место, где она
Лишь час назад расслабленно лежала.
Случайно без нее лишаюсь сна.
Она моих случайностей начало.

* * *

Прощай! Судьба нам отпустила
Немного времени. И все же
Надеюсь, не напрасной была
Та наша встреча. Много позже
Мы будем помнить лишь о ней.
Не сохранит плутовка память
Палитру красок праздных дней.
Но будет долго сердце ранить
Той первой встречей.
Не жалей!

* * *

С Новым годом! И новой судьбою!
С новым счастьем, коль старого мало.
И, конечно же, с новой собою.
Тебя новой тебе не хватало.
Забывай понемногу о грустном,
Вспоминай курс копченого сала,
Шоколадки, мартини и мюсли.
( У нас это куда - то пропало )
Не мечтай, не надейся - уверуй
В нашу встречу, как веруют в Бога.
В Новый год ( это пусть будет первый )
Пять минут помолись у порога.

* * *

Сентябрь. Деревья чуть желтеют.
И стынет солнце на закате.
Рядв друзей моих редеют.
Боюсь, что их на жизнь не хватит.
моих друзей. Ведь их осталась
Такая малость.

Куда судьба их уводила,
Не разглядишь уже отсюда.
Что вдалеке им подарила?
Быть может, смерть, а, может, чудо.
Я помолюсь, чтоб стало легче
Друзьям ушедшим.

Сентябрь. Уже готовят птицы
Маршрутный лист к красотам юга.
Пусть им бесхлопотно летится.
Мы остаемся. Я и вьюга.
Постережем на пару хату
От супостата.

Сентябрь. Воздух стал прозрачен.
Вглядись - и суть вещей понятна.
С той, для кого я предназначен,
Живет другой. На солнце пятна
Давно судьбу нам предсказали.
И не соврали.

Сегодня лучшая из женщин
Еще один сентябрь прибавит.
Запрет его в шкатулку трещин
Своей души. В чулан поставит.
Пусть целый год стоит в пыли
От всех вдали.

* * *

Из боя в бой. Из боя снова в бой.
Страна моя, да ладно ли с тобой?
В сплошных боях тбылые дни твои,
А впереди опять бои, бои.
Развешаны плакаты там и тут,
На бой, на штурм, в сражения зовут.
постой, подумай, ну хоть пять минут,
Быть может, все же лучше мирный труд.

* * *

Я, как пружина, сжимаюсь.
Готовлюсь к удару.
Злость запасаю в коротких обрывках стихов.
Сохну соломы пучком, затаенным к пожару,
В каждом мгновенье ударить и вспыхнуть готов.

Простой роддом, казенные пеленки,
Зеленкой разукрашены пупки.
Карандашом на бирках номерки -
С рожденьицем, товарищи ребенки!

Вячеслав КЛЮЧНИКОВ. Старший прапорщик, Управление пограничной группы.

ДРУГУ.

Потерял я друга средь боя -
На рассвете лишился его:
В море света мне стало темно,
И больнее не было боли.

Он ко мне повернулся с улыбкой
И, спрося огонек, закурил -
От осколка собою закрыл...
Почему? Это было ошибкой.

По ущелью катились разрывы,
И снаряды ложились на скалы -
Ангел смерти кружился кровавый,
Страшной тенью спускался двукрыло,
Выбирая храбрейших из храбрых -
Самых лучших, и нету им равных.

Далер Ахмедов. Капитан, Учебный центр пограничной группы.

ЖЕНСКИЕ РУКИ.

Все, что связано с жизнью тревожной и милой,
От минуты рожденья до самой могилы.
Все, что вечно и ценно,
Как сквозь сердце Вселенной,
Через женские руки прошло непременно.
И смотрю я на эти усталые руки,
Вспоминаю их радости, вспоминаю их муки.
Не по силам работу и о милом заботу,
И в душе я жалею их отчего - то.

Руки женщины земной -
Вы под любой звездой и небом
Цветами пахнете и весной,
Зимою - снегом, летом - хлебом.
В них сокрыт беззвучный звук,
Всех песен счастье и несчастье.
Будь свята слабость женских рук,
Неограниченность их власти.

Им знакомо тепло испеченного хлеба,
первый трепет ребенка, увидавшего небо.
И желанный от века мирный труд человека,
И знакомые ритмы наступившего века.
Знают верность в разлуке,
Знают творчества муки,
Эти женские слабые, но сильные руки.
Открываются настежь их доброю властью,
Все, что в мире зовется миром и счастьем.

НЕ ДОСТАЛОСЬ.

Не досталось ночей нам с любимой
И рассветов нам с ней не досталось.
В двадцать лет обелиск на могиле -
Это все, что от нас осталось.

Не досталось обнять нам жену
И увидеть детей не досталось.
Лишь надежда, что жив в плену, -
Это все, что от нас осталось.

Не досталось нам встречи с мамой
И слезы ее не досталось.
Похоронка в ночные двери -
Это все, что от нас осталось.

Не досталось домой вернуться,
И в земле лежать не досталось.
В черной крови - клочки одежды -
Это все, что от нас осталось.

Не досталось ночных нам клубов
И прогулок ночных не досталось.
На асфальте - с культями обрубок -
Это все, что от нас осталось.

Не досталось спасти нам Отчизны,
Сохранить ее нам не досталось.
Напряженные нервы - как струны -
Это все, что от нас осталось.

Не досталось счетов в загранбанках,
И в российских их нам не досталось.
Долг, Отечество, Честь и Совесть -
Это все, что у нас осталось.

Не досталось нам быть ворами,
И иудами быть не досталось.
Наш последний решительный выбор -
Это все, что у нас осталось.

Виутор Летов. Майор, собственный корреспондент газеты "Граница России" в пограничной группе.

* * *

Нам нельзя уходить,
Здесь еще непояатое поле работы,
Надо нам сохранить
На таждикских долинах покой.
Злые банды разбить,
Терроризм победить
И вернуться с победой домой.

Анжелика Соколова. Рядовой, Учебный центр пограничной группы.

МЫ СЛУЖИМ В ТАДЖИКИСТАНЕ.

Российской группе в Таджикистане,
Нам, пограничникам, бывает нелегко.
Бывает, мы не спим ночами,
Чтоб сохранить покой и мир его.

И офицеры, и рядовые - мы пограничники,
И этим горды,
И то, что носим мы зеленые погоны,
Нам оптимизма придает и сил.

В ночь на заставе опять тревога,
И вновь ребята идут в дозор,
Дай бог вернуться им всем живыми,
И вместе с ними мы еще споем.

Мы верно служим своей Отчизне,
И знамя наше реет высоко.
А пограничной группе пожелаем
Хранить границу с честью и душой.

Аскер Бжассо. Ефрейтор, ансамбль песни и пляски пограничной группы.

ПОКОЛЕНИЕ ВОИНЫ.

ЧАСТЬ 1. ПОКОЛЕНИЕ.

Я «наелся» войной досыта
И «напился» крови допьяна.
Я устал провожать юношей,
Пацанов малых в Вечность.

Урожденные в год Гагарина,
Може,т не по годам смышленые,
Или битые не по правилам,
Это мы - «Афганом крещеные».

Может время такое удумало
Настучать по башке заранее,
И солдат превращался в чучело,
Оглушенный до безобразия.

Но иные и ниже падали,
И всегда уходили лучшие,
А мы - сирые, не канули.

Это то же, что на брег выбросить
Из глубин океана рыбину.
Так и мы, прямоходящие,
Зарывались в каждую рытвину.

И туда ж хоронилось правило:
В чистом поле, да стенка на стенку.
Обжигаясь на каждой малости,
Только так постигаешь истину.

Вертолеты легко падают,
И горит броня запросто.
Ты пройди засаду каждую,
Что-то память сотрет начисто.

Только память штука капризная,
Оживает ночами длинными.
Как гордились и мы Отчизною,
Да снегами ее чинными.

Как не вспомнить братьев, искренно,
Отдававших себя времени,
Уж брюхатым тогда Западом,
Разрешившимся вскоре от бремени.

И тогда не терпевших «Если бы...»
- Мы покончим с этой нечистью!
- Да, ступай, - сказали, - пошел бы ты
Восвояси, со всей своей доблестью.

И ушли, оставляя технику,
Да глотая слезу пыльную.
А страна уже млела дуриком,
Созерцая «оперу мыльную».

Через тысячи судеб надломленных,
Словно нить протянулась меж нами.
Иногда мы, бывает, видимся
Меж другими теперь горами.

Как и ты, я вернулся в армию,
Когда время войны язвами
Поползло по стране раненой,
Сединой по вискам, шрамами.

Та война, из которой вышли мы,
Через реку шагнув, вот она.
А под звездами, да под чистыми,
Уже наша с тобой Родина.

Берег наш, тугаи таджикские,
Да по Пянджу жертвы безвинные.
Этот город истерзан снайпером,
Эти рвы, вдоль тропинки, минные.

Горы те же снаружи, вроде бы,
Лишь столбов и асфальта более.
Да гражданской уже считается,
Коль на брата брат кидается.

И всегда страдают мирные.
Их дома сгорают первыми.
И дехкане, дотоле смирные,
Палачами стают и жертвами.

Здесь пролито крови не меряно.
И свои гримасы смертные.
Здесь нам тоже было ведено
Совершать дела бессмертные.

Духовские чалмы знакомые
Да их вечные бороды чёрные
Поплелись на тропинки торные,
На заставы наши горные.

И стояли насмерть дюжиной
Против сотни волков ряженых.
Что ж ты, падла, с такой дикостью
Добиваешь наших раненых.

Золотая звезда памятью
У героев, кто жив, кто смертию
Преградил пути единению
Моджахедов всех стран - с честию.

Да вскипела обида старая:
Что ж, схлестнёмся, коль так выпало.
Время, раз уже в душу плюнувши,
Снова пальцем в нас тыкало.

Но закрыли кордон всё-таки,
И заставы вновь подняли,
Только вот не вернуть мальчиков,
Тех, что у матерей отняли.

Не вернуть, и слезы не выплакать -
Пересохли давно слезы-то,
Не напрасно, но так выпало -
Я «наелся» войной досыта...

ЧАСТЬ 2. ВОЙНА.

«Наутро радость - враг мой мертв,
лежит под деревом, распластан...»
Уильям Блейк
Бои в Рамите,
Который день:
«Расход пятнадцать».
Броня по сопкам,
А ночью цвет меняет флаг,
Что на господствующей высотке.

Вот на флагштоке алеет стяг
В лучах полуденного солнца,
Но только танки ушли в закат,
Висит зеленое суконце.
Там речка Ёе,
Богата мать-вода
Форелью голубою,
И комбинат,
В двадцатый раз,
К нам переходит с высотою.

Цветные тряпки и курпача -
На БМП.
Петляет «Юрчик» и наши танки.
- Салом, бача,
Не проходил тут,
Случайно, «Вовчик»?

В руках у «Вовчиков» хребет
И огневых довольно точек.
Быть может, «Юрчик» -
От слова «Юг»,
Тогда восточный,
Выходит, «Вовчик».

Они и пёрли всё на восток,
Навстречу Солнцу,
Вгрызаясь в скалы.
Косили мирных,
Бросали в сток,
И тоже самое получали.
По тропкам, вверх, да по реке,
Какой чудесней сыщешь мало.
Рамит - и выход на Душанбе,
Ущелье им предоставляло.
Пришла броня
И мы - вперёд,
И высоту опять отбили.
Ты не забыл, надеюсь, брат,
Как «Су»-шки нас свои бомбили.

Зашли, швырнули две пары бомб,
Всё посекли - вокруг иголки.
«Миг» тридцать первый
Их фотокор -
Запечатлел затем разборки.
А как-то снайпер долбил с утра,
Достал подлец, пригнали «Шилку»,
Шмальнули раз, да по горам,
Со всех стволов
Зубодробилки.

Накрыли, вроде,
Пошли бойцы -
Проверить надо
И ствол - не шутки.
Идут обратно,
В руках ружьё,
И сердце, вырванное
Из грудки.

А эту речку,
Мать её,
Кафирниганом даже звали,
И сколько трупов мы тогда
Из бурных вод её тягали.
Не зрел такого никогда,
И позже вряд ли где увидишь:
Детей, нанизанных на прут стальной,
Сознаньем не осилишь.

А помнишь фуру, супер «МАЗ»,
Стоял с иголочки,
Оставлен.
Стеной Рейхстага он был для нас.
Здесь каждый пулю свою проставил.
А был и с севера десант,
Сгоревший «Ил», вертушки, танки.
Тавильдара, Таджикабад,
Привычно ждёшь ночной атаки.
Но всё решали твои стволы,
Моя Россия - одиночка.
Перед войною все равны,
Но кто-то должен поставить точку.

То будет позже,
Ну а пока:
«Расход пятнадцать» -
Броня по сопкам.
А ночью цвет меняет флаг,
Что на господствующей высотке.

ЧАСТЬ 3.

Все войны когда-то заканчивались миром,
С чего же, впрочем, и начинаясь.
Следуя этой логике, в итоге - мир?
Долго сказка сказывается,
Да не долго делается быль.
По просёлкам пламенем скользя,
Превращая небоскрёбы в пыль,
Война.
Уж четвёртая идёт подряд
На моём, коротком, на веку.
Вновь бежит из пламени солдат,
Зажимая рану на боку.
Нынче снова снился отчий дом,
Зеленеют клёны за окном.
И в горах зелёнка расцвела,
Да следы пожаров пожрала
Весна.
- Сколько, брат, ты «духов» положил?
- Да, чего там, кто же их считал?
- Ты со смертью стрелку отложи,
Есть дела важнее, ты слыхал -
Война.

- Ты гляди, не прогляди фугас
Среди этих ям на полотне.
- Да, чего там, мы ж не в первый раз.
На войне, браток, как на войне.

Повезёт - вернёшься ты домой
Без царапинки и молодой.
А уж если нет, то извини,
«Котелок» поглубже натяни.
Война.

Было так устроено всегда -
Очевидность образа врага.
Если вдруг не будет средь чужих,
Что ж, тогда поищем средь своих.

Так ли важно, чья была вина
Изначально, в корне всех причин,
Чья в итоге круче сторона
У подножья призрачных вершин.

Остаются девки без парней,
Остаются детки без отцов,
Да калеки из госпиталей,
Да бродяги в лонах поездов.

Для кого-то горе, боль и смерть,
А кому она родная мать,
Кто карьеру делает шутя,
От кого осталась лишь ступня.

Нелогична и абсурдна суть,
И порочно действие опять:
Человек не должен убивать,
Что б кому-то что-то доказать.

Всё ж ты должен всё это пройти,
Что творится на твоей земле.
Ты - солдат, не вправе обойти,
Раз к войне ведут твои пути.

РУСЬ.

Я за Русь ходил не раз воевать.
И врагов, поверженных мной, не собрать.
Как нет числа и убиенным братьям моим,
Но мы стояли за честь и страну и стоим.

Я за Русь мою не раз погибал.
И в окопах гнил, но чаще побеждал.
Бил и немца, и шведа, монгола я гнал по степям.
И полярные льды покорялись моим ладьям.

И уносили кони меня, в степную даль маня.
Где наливался кровью закат, который день подряд,
Моя дружина не сходит с коней, на земле своей.
На Руси моей опять не легко.

Гибнет люд честной ни за что, ни про что.
Я вздымаюсь как буря, и собираю рать.
Я русский воин, я бился всегда,
Мой дух не сломать.

Рвашан Мумнишоев. Ефрейтор, Ишкашимский погранотряд.

НАША СЛУЖБА.

Мы на Памире, таков приказ,
И наши семьи возле нас
Все тяготы, невзгоды переносят,
Ведь место службы на войне,
На необъявленной войне,
На высокогорном Ишкашимском направлении.

И вот в ночи опять прорыв,
"В ружье" застава, мы спешим,
Мы к нашим, что натиск отражают,
БТР - браток, браток родной,
Спеши к ребятам, сейчас ты бог,
И он из себя все силы выжимает.

Отбили этот мы прорыв,
Зеленый цвет не осрамив,
Что с давних пор красуется в фуражках.
Потерею был наш командир,
Что за собою в бой водил,
И мщенье будет "духам" непременно.

И вот в ночи опять прорыв,
"В ружье" застава, мы спешим,
Летим к своим, что натиск отражают,
БТР - браток, браток родной,
Спеши к ребятам, сейчас ты бог,
Машина из себя все силы выжимает.

Сергей Акимов. Капитан - лейтенант, Московский пограничный отряд.

СЛУЖИТЬ ГРАНИЦЕ.

Нам выпала честь - служить границе,
Нам выпала честь - ходить по полям.
Чтоб где - то спокойно пылали зарницы,
Чтоб где - то спокойно спалось матерям.

Сигналы тревог с постели срывают,
Готовность к бою у нас проверяя,
Чтоб где - то спокойно учились и пели,
Чтоб звонкие песни звонче звенели.

Мы в пограничном дозоре стоим по тревоге,
А где - то отцы стоят на пороге.
Как будто бы с нами в дозоре,
И будто они нам сыграли тревогу.

Чтоб где - то держать замок на границе,
Чтоб враг не ходил по нашим полям.
Чтоб где - то спокойно пылали зарницы,
Чтоб где - то спокойно спалось матерям.

0


Вы здесь » Таджикистан.Ленинабадская область. » все обо всем » СТИХИ ОТ АВТОРА


создать свой форум бесплатно